18:15 

Интервью Акиры Такасаки для Barks от 27 ноября 2016 г.

Diana_
Перевод интервью для меня - как беседа с интересным человеком. Порой это друг, порой учитель, порой незнакомец, заглянувший на огонек.
Но всегда интересный собеседник. Удивительно, как проявляется характер человека! Мне кажется, некоторые интервью можно читать не только поклонникам, но и другим людям, потому что жизненные истории музыкантов, их мыли, их опыт, все это важно и ценно и само по себе.
Вот интервью, которое не многие ожидали от меня. И вряд ли среди моих читателей есть особые фанаты, хотя как знать.
Тем не менее мне было очень интересно переводить

Интервью Акиры Такасаки для Barks



Источник: barks.jp
Редактура: Никита Кузьмин Харука Хьюга
Распространение допускается только с сохранением ссылки jrock club и переводчика: Diana_

Интервьюер: В этом году исполняется 35 лет группе LOUDNESS.
Такасаки: Да, LOUDNESS 35 лет, а моей сольной карьере как профи в будущем году будет 40 лет.

И: Среди молодёжи многие не знают LOUDNESS, и хотелось бы познакомить их с этой прекрасной группой.
Т: Конечно, есть много людей, которые меня не знают (смех).

И: Вы обладаете уникальным опытом, и хотелось бы расспросить Вас подробнее.
Т: Но я вовсе не хочу становиться знаменитым (смех).

И: Почему?
Т: Хочется жить спокойно (смех). Поэтому, хотя я 30 лет прожил в Токио, теперь переехал в Осаку. Если говорить о повседневной жизни, то в Осаке жить проще. А в Токио стоит выйти из дома – несколько раз кто-нибудь да окликнет, и начнётся...

И: Раньше надо было жить в Токио, чтобы группа могла добиться успеха. Времена меняются.
Т: Мы самыми первыми переехали из Осаки в Токио, а вслед за нами переехали и 44MAGNUM, EARTHSHAKER, вся та компания, кого называют японскими метал-группами 80-х годов. И в Осаку я вернулся самым первым (смех).

И: То есть теперь настало время, когда можно продолжать заниматься музыкой, не проживая в Токио?
Т: Да, Интернет – великая вещь. Именно поэтому мы теперь можем вести работу по записи вместе с зарубежными студиями – и ноты, и запись можно тут же пересылать. Можно жить и на далёком острове, был бы Интернет. Сейчас наша работа, в отличие от прошлого, не связана с беганием по телестудиям. Мы выпускаем примерно один альбом в год, а в остальное время даём концерты, так что можно жить где угодно.

И: Или даже путешествовать.
Т: Сейчас настало время, когда музыка сама по себе стала очень доступна. Поэтому для рок-групп нет иного пути, кроме как давать концерты, собирать зрителей и продавать свои гудсы (смех).

И: Вы ощущаете подъём в мире рок-музыки?
Т: Да, это чувствуется каждый раз во время наших гастролей. Но я не могу сказать, что именно в Японии что-то особо изменилось. И в Америке, и в Европе, и, конечно, в Японии нас принимают очень хорошо.

И: За такое долгое время у вас накопилось очень много музыки, наверное, каждый раз очень трудно составлять сет-лист?
Т: Да, поэтому, когда мы пишем альбом и проводим концерт, мы берем какую-то тему и следуем концепту, иначе просто невозможно. Ведь у нас в репертуаре уже 400 собственных композиций, поэтому если отбирать музыку, основываясь на определенном концепте, то и нам легче исполнять, и зрителям легче воспринимать. С тех пор, как мы начали CLASSIC LOUDNESS (клубный тур с песнями 80-х годов) после смерти Хигучи-сан в 2009 году, отзывы были очень хорошие.

И: То есть для LOUDNESS это был первый концептуальный тур!
Т: Да, первый. Отклик был потрясающий, с тех пор мы стали делать так постоянно. Конечно, есть полно позабытых песен (смех), но когда мы их исполняем, то возвращается их сила. К тому же все получают опыт и в других группах, выразительность возрастает, и старые песни становятся ещё лучше.

И: Это хорошо.
Т: С 21 ноября 2016 года начался тур в честь 35-летия группы, и мы включили в него песни, написанные во второй и третий период истории группы, когда не было нынешних участников, так что зрители смогут полностью прочувствовать всю историю LOUDNESS.

И: Сейчас много сервисов, которые позволяют слушать музыку, не покупая дисков. Наверное, в нынешних условиях изменились стоимость и риск в жизни музыкантов?
Т: Да, изменились. Раньше, если ты не мог хорошо играть, то не мог сделать запись. Теперь же все ошибки можно исправить с помощью компьютера. Думаю, появятся артисты, которые будут делать записи, но не будут выступать вживую.

И: Возможно.
Т: И это печально. LOUDNESS с давних пор была концертной группой, мы старались вживую играть так же, как на записи. И я думаю, что рок-группа и должна быть такой.

И: Сейчас, с высоты имеющегося опыта, Вы можете сказать, какие люди оказали на Вас наибольшее влияние, Такасаки-сан?
Т: Наверное, американские и английские продюсеры, с которыми мы вместе работали над записью. У этих людей я научился различным способам записывать музыку и вообще пониманию рок-музыки.

И: Понимание рок-музыки?
Т: Конечно, рок-музыка – это, прежде всего, свобода. Но я в 80-х годах играл на гитаре, полностью простраивая и продумывая в голове свои партии. И когда мне сказали: «Просто сыграй один раз, ни о чём не думая!», то я был просто в шоке.

И: «Как?»
Т: Вот именно. «Уже понятно, что хочешь сделать, и всё получается, а теперь давай один раз сыграй, ни о чём не думая, только о своих чувствах в этой музыке». Вот такое предложение поступило. У нас уже было готово процентов 10, но мы всё начали сначала. «А что, если попробовать изменить всё, начиная с темпа?» – вот такие смелые идеи были у нашего зарубежного продюсера.

И: А иначе Вы не добились бы такого звучания и такого грува.
Т: Да. Поэтому в музыке не бывает единственно верного решения. Мы думали так, но на самом деле возможна и другая аранжировка, нужно испробовать разные варианты и потом уже выбрать лучший. Вот этому мы тогда и научились.

И: С одной стороны, важны собственные принципы и предпочтения, но в тоже время необходима и гибкость?
Т: Да. Сначала, конечно, не было никакой гибкости. Если что-то один раз решили, то так и делали. И всем участникам не нравилось что-то потом менять.

И: Да, особенно если кажется, что получилось хорошо.
Т: Да. Но и в этих случаях часто бывало, что начинали сначала и пробовали делать по-другому.

И: Если вспомнить 35-летнюю историю группы, то какие важные события происходили в LOUDNESS?
Т: LOUDNESS после дебюта почти за 4 года дошли до зарубежной сцены и получили предложение заключить контракт с Athlantic Records.

И: В Японии никто, кроме LOUDNESS, не получал такого предложения.
Т: В 80-х годах мы выпустили на Атлантике 4-5 альбомов. Мы ставили цель – выход на мировую арену, но через 4 года стало ясно, что этого не получилось. Удивительно, что первоклассные группы, типа Mötley Crüe и AС/DC, ездили в мировые туры. В то время было естественным ездить записываться заграницу и работать с зарубежными продюсерами. Потом было несколько смен состава. А в 90-е годы я увлёкся ударными.

И: Ударными?
Т: Да, когда мне исполнилось 30 лет, я больше времени играл на барабанах, чем на гитаре.

И: Великолепный Акира Такасаки играет не на гитаре, а на барабанах! Вам было интересно?
Т: Интересно. Я думал, что ударные подходят мне больше, чем гитара.

И: Ха-ха-ха! Что за глупость.
Т: Правда, правда! Я лучше играю на ударных, чем на гитаре.

И: И какое влияние игра на ударных оказала на гитариста Акиру Такасаки?
Т: Мне и сейчас это умение очень пригождается. Например, когда пишу музыку. В юности я умел играть только на гитаре, поэтому всю музыку сочинял на гитаре. Я был ярым приверженцем гитары, но потом у меня появился интерес и к другим инструментам: к ударным, басу, к вокалу... После 40 лет начал пробовать играть на клавишных, это хорошо и для аранжировок. Постепенно научился делать простые аранжировки.

И: Играть на ударных Вас учил Хигучи-сан?
Т: Мы вместе с ним постоянно исследовали ударные.

И: Вы наслаждаетесь жизнью музыканта.
Т: Если чрезмерно усердствовать, то очень быстро наступит момент... Как бы сказать, если только играть на гитаре, только метал, то вскоре чувствуешь, что достиг потолка. Но если в такое время начать играть на других инструментах, то можно и дальше продолжать заниматься музыкой. А иначе может вообще исчезнуть интерес к ней. Хотя моя жизнь полностью в музыке.

И: А какой сейчас период в LOUDNESS?
Т: Четвёртый. Мы решили попробовать играть не только хард-рок и метал, но и рок-музыку в более широком смысле.

И: В четвёртом периоде вы выпустили 3 альбома «LOUDNESS BUDDHA ROCK 1997-1999», и это достаточно тяжёлая музыка.
Т: Да, но это совсем другая «тяжёлая музыка», чем была у нас в ранний период.

И: Но при этом ясно ощущается, что это именно рок-музыка.
Т: В четвёртый период мы стремимся именно к року. Многие японские группы стараются подражать западным, но мы стремимся показать рок-музыку, исполненную японской, азиатской индивидуальностью. Это главное в 4-м периоде.

И: Релиз трех альбомов получился успешным?
Т: Д, и обложки в одном стиле, и то, что к 35-летию провели ремастеринг, это очень хорошо.

И: А после этого вернулись старые участники группы.
Т: Да. Первоначальные участники вернулись в 2000 году, как раз к 20-летию группы. Сначала все собрались ненадолго, но фанаты, когда увидели первоначальный состав, очень обрадовались. Раз так получилось, то жаль было расходиться, и все решили продолжать вместе.

И: Единодушно.
Т: Да, и чем больше ездим в туры, тем сильнее эти чувства. Так что будем продолжать и дальше.

И: Ещё 15 лет!
Т: Этот период получился самым длинным. Но в 2008 году Хигучи-сан умер, очень-очень жаль.

И: Да, очень жаль.
Т: За всю долгую историю я менял строй гитары, вначале был обычный, но, начиная с третьего периода, я стал настраивать на полтона ниже, затем еще на тон ниже, шестую струну натягивал очень толстую и настраивал примерно на два тона ниже.

И: Drop C? (Альтернативный строй гитары, в котором 6-ая струна опущена на два тона, а остальные – на 1 тон. – Прим. пер.).
Т: Да, был период, когда я любил такое низкое звучание. Но когда умер Хигучи-сан, состоялся памятный концерт, и я снова проникся первоначальным звучанием LOUDNESS. И с тех пор я вновь вернулся к обычному строю и теперь в основном использую его.

И: В зависимости от тональности атмосфера меняется. Обычный строй кажется более светлым.
Т: У знакомой музыки тональность сама собой остается в голове. А если тональность сменить, то не будет такого сильного впечатления, что прямо мурашки по коже.

И: «Вот оно!»
Т: Ведь и у слушателей эта музыка осталась в памяти еще с тех времен, когда они учились в средней школе. Так что теперь я полностью перешёл на обычный строй.

И: У Ниихара-сан горло в порядке?
Т: Да, теперь всё хорошо. Было время, когда он совсем не мог петь и даже хотел уйти со сцены, но теперь полностью восстановился.

И: Какое же будущее будет у LOUDNESS?
Т: В 2017 году мы снова выступим на европейских фестивалях. В этом году мы тоже выступали на многих фестах, таких как Sweden Rock Festival, Graspop Metal Meeting в Бельгии, HELLFEST во Франции, Rock Fest Barcelona в Испании, на самом большом в мире фестивале металлистов Wacken Open Air в Германии. Также второй раз поднялись на борт Monsters of Rock Cruise. Выступали и на Востоке, и на Западе. Ещё довелось играть на гитаре и в LA, так что много выступали заграницей.

И: Публика принимала хорошо?
Т: Да. Мы впервые побывали в Греции и Чехии, там был очень горячий отклик. В Чехии мы выступали в таком месте, где много ценителей музыки. Но мы были хэдлайнерами и выступали на главной сцене, так что было очень хорошо.

И: Прекрасно!
Т: Конечно, если продолжаешь выступать, то постепенно поднимаешься на более высокую позицию. Жаль, что этот горячий отклик за рубежом не передался пока в Японию (смех).

И: Ведь именно горячий отклик аудитории дает полностью прочувствовать всю силу LOUDNESS.
Т: Конечно. Особенно в 80-х годах мы были очень заняты, так что ноги едва касались земли. Было чувство, что этот график просто загнал нас. Сейчас мы можем твёрдо стоять на земле. Конечно, когда после концерта чувствуешь отклик фанатов, смотришь фотографии, тогда действительно впечатление сильное. Особенно когда впервые приезжаешь в какой-то город, то удивляешься: «Неужели столько людей знают нашу музыку! Неужели нас так ждут!»

И: Это действительно радость для музыкантов!
Т: Кажется, сейчас сбылось всё то, о чём я мечтал в детстве. Недавно я подумал, что и не надо ничего большего. Самое лучшее – это если бы всё шло так, как сейчас, так же естественно продолжать свою деятельность. Наверное, это было бы самое большое счастье. И не важно, какое место мы займём в чартах Billboard, главное счастье для группы – продолжать то, что мы делаем сейчас.

И: Прекрасная жизнь гитариста... Что Вы посоветуете молодёжи?
Т: Нет-нет (смех). Что посоветовать... Жизнь музыканта – это часть айсберга. Очень многие хотят стать музыкантами, хотят стать певцами. И если вы действительно устали – то бросайте (смех).

И: Вот как?
Т: Выстрелить один раз – такая возможность есть всегда, но продолжать долгое время... Это другое дело.

И: Так же сложно, как поступить в Токийский университет.
Т: Но рок-музыка – это явление интернациональное, хотя слова в разных странах разные, есть и другие различия, но рок-музыка едина во всём мире.

И: Вы это чувствуете?
Т: Поэтому мы все и собираемся.

И: Наверное, ещё и в этом причина того, что вы продолжаете до сих пор.
Т: Конечно.

И: Спасибо за интересную беседу.

@темы: Перевод, Akira Takasaki

URL
Комментарии
2017-02-28 в 20:40 

riana 78
Nothing is impossible!
Diana_, спасибо...)

2017-02-28 в 21:03 

Diana_
URL
2017-03-01 в 06:52 

Фанаццкий дневник, полный розовых пузырчатых слюней и соплей. Остерегитесь -- скользко!
Так вот что происходит с группами, когда они 35 лет продолжают... по идее, музыка должна становиться все лучше и лучше.

Спасибо за перевод))))

2017-03-01 в 10:12 

Diana_
Tierra Heavenly,
Да, в этом плане очень интересно - как они развивались, потом состав сменился, потом старые люди вернулись... Все это очень интересно.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Магия слова

главная